Аналитическое сочинение на тему популяризации Брайля

Дата публикации:10.10.2013
Twitter Facebook Vkontakte

Картина маслом: «Я и Брайль»

Вопросы использования рельефно-точечного шрифта (РТШ) Брайля меня лично в последнее время тоже задевают: очень популярна тема Брайля в англоязычных подкастах, которые я слушаю, периодически всплывают упоминания о некачественном отечественном Брайле, по работе приходится сталкиваться с вопросами печати по-брайлю и т.д.

К сожалению, не могу считать себя брайлистом: начал Брайль изучать в 13 лет. Тогда я думал быстро, а читал — медленно, поэтому в школе писал гораздо больше, чем читал. Выйдя из школы и поступив в МГУ, я брайль не использовал (за исключением математических дисциплин, которых было совсем немного). Сейчас я способен (правда, достаточно медленно) прочесть брайлевскую распечатку, а с организационной точки зрения, могу себе позволить даже брайлевский дисплей (благо, на моих рабочих местах они имеются), но на практике ни бумажный, ни электронный Брайль практически не читаю: не сформировался навык да и нет острой потребности в его формировании.

Впрочем, потребность постепенно выкристаллизовывается (в основном под воздействием всё тех же причин: подкасты давят информационно, работа давит профессионально. В результате появляется ощущение: "брайль может пригодиться"... но пока нежелание изучать перевешивает видимые преимущества).

Источник «размышлизмов»

Проблема выкристаллизовывалась постепенно, а последней бабочкой, которая столкнула глыбу сомнений с фонтана мыслей и эмоций, стала статья, размещённая сотрудниками Ставропольской краевой библиотеки для слепых и слабовидящих им. В. Маяковского, которую я бы рекомендовал к ознакомлению всем интересующимся: http://biblmetod.blogspot.ru/2013/09/blog-post_24.html.

Правда, статья ведущего методиста СКБСС Е.В. Лиханос посвящена проблеме повышения качества литературы, издаваемой РТШ Брайля, которое рассматривается как инструмент стимулирования читательской активности... в то время как мне бы хотелось остановиться и на более общих вопросах популяризации системы Брайля (которые в статье тоже поднимаются).

«Я свидетель! что случилось?»

В статье затрагивается ряд принципиальных вопросов, на которые мне бы хотелось дать столь же принципиальные ответы, хотя, подозреваю, что заведут они нас далеко:

- Нужен ли Брайль слепым? - Да, однозначно нужен. Причины приводить, в общем, бессмысленно: очень много копий об эту тему уже сломано — своё хочу сломать обо что-то, более интересное. В то же время отмечу, что далеко не все незрячие в этом вопросе единодушны. Так, есть мнение, что Брайль как устаревший информационный инструмент умирает естественной смертью и совершенно не за чем мешать этому процессу;

- Должен ли Брайль быть качественным? - Конечно, кто бы спорил: чем лучше книга, тем лучше чувствует себя её читатель;

- Нужен ли бумажный брайль? - Д-да, пожалуй что нужен, но с целым рядом важных оговорок (об этом чуть ниже);

- Нужно ли заниматься популяризацией использования системы Брайля? - Да, разумеется: необходимо предпринимать организационные усилия, чтобы незрячих, использующих Брайль в своей повседневной жизни, становилось больше, а также чтобы те, кто читают по-брайлю, имели возможность делать это активнее;

- Эффективно ли повышение качества РТШ как средство популяризации Брайля? — Н-не уверен: даже если книги будут напечатаны идеально, я лично (и многие из моих друзей) вряд ли стану читать, поскольку я не пользуюсь Брайлем не из-за плохого качества печати;

- Эффективно ли создание нормативно-правовой базы (национальных стандартов) для обеспечения качества Брайля? - Оч-чень не уверен, если честно... На мой взгляд, проблема в другом: всем и так очевидно, что если в слове "учебник" на титульном листе отсутствуют две первые буквы, то книга напечатана некачественно настолько, что школьникам лучше её не давать. Никаких особых стандартов не требуется, чтобы констатировать этот медицинский факт. Вопрос-то ведь в другом: кто должен по этому поводу предпринимать меры и какие именно? Кто и как должен (может) повлиять на то, чтобы Брайль в книгах был адекватным? Чтобы те люди и организации, которые взялись издавать книги РТШ и сделали эту работу некачественно, понесли ответственность? Резюмируя, скажу ещё раз: на мой взгляд, повышение качества брайлевской литературы вряд ли приведёт к решительному повышению читательской активности, т.е. увеличению количества незрячих, читающих по-брайлю (хотя действующие брайлисты, возможно, и будут читать чуть больше), а разработка национального стандарта (который к тому же ещё и не носит обязательный характер) вряд ли приведёт к повышению качества литературы, издаваемой РТШ. Означает ли это, что стандарт создавать не нужно? — вовсе нет: если есть человек или инициативная группа, мотивированная на эту деятельность, я лично готов по мере сил такую деятельность поддержать.

Теперь пара вопросов и ответов о бумажном Брайле: - Надо ли спрашивать читателей, что (какую литературу) издавать? Приведёт ли это к популяризации Брайля? — На мой субъективный взгляд, да, но не значительно. "Да" потому, что изучение потребительского спроса и удовлетворение потребностей клиента — в принципе ключевой аспект продвижения продукта на рынок (тот факт, что под "продуктом" в данном случае понимается использование РТШ Брайля (во многом для конечного потребителя бесплатное) ничего кардинально не меняет). "Незначительно" потому, что оценивать улучшенное качество Брайля будут, скорее всего, действующие брайлисты, т.е. люди, и без того читающие по-брайлю просто из любви к искусству.

Мечты прагматика

Как сделать бумажный Брайль востребованным? Какую полезную функцию в современных условиях он может выполнять и при каких условиях? — мне видятся два перспективных ответа на этот вопрос:

1. Точечный Брайль ("ха-ха-ха три раза") — бумажный документ (практически любого объёма), который распечатывается по-брайлю для личного использования конкретным человеком в единственном экземпляре. Смысл в том, чтобы предоставить любому незрячему удобный доступ к дорогостоящей технике (брайлевскому принтеру) и удобному сервису (подготовке текстов к печати), если такой сервис этому читателю необходим.

Сейчас некоторые специализированные библиотеки оказывают услугу по распечатке документов рельефно-точечным шрифтом. Эту услугу нужно совершенствовать, в пределе доведя её до норвежского варианта: читатель отправляет по электронной почте текст и в ответ (уже по обычной — традиционной) почте получает бумажную распечатку. Таким образом, любой незрячий получит возможность приобрести именно ту брайлевскую распечатку, которая ему нужна: от сравнительно небольшого текста по иностранному языку для студентов до учебников или, скажем, собственной копии "Войны и мира" для фанатов отечественной классики. Конечно, точечный Брайль — очень трудоёмкая идея, которая в то же время имеет большой проектный потенциал. Скажем, подготовкой текста к печати могли бы заниматься сами незрячие, т.е. опять-таки создание рабочих мест.

Мысль всторону: кроме этого, чрезвычайно важно формировать библиотеку электронных документов, подготовленных к печати РТШ Брайля. Эту задачу, если не ошибаюсь, решает среди прочих сервис Bookshare, правда, исключительно для англоязычной литературы. О существовании таких единиц хранения в России мне ничего не известно. Создание такой библиотеки позволило бы избежать дублирования усилий по предпечатной подготовке текста: нужно будет только один раз обработать "Войну и мир", чтобы каждый желающий незрячий получил возможность распечатать любой её фрагмент. Впрочем, это, пожалуй, уже совсем другая история...

2. Общественный Брайль — документ сравнительно небольшого объёма, который в той или иной ситуации выдаётся незрячему человеку на определённое (или неопределённое) время. Примеры достаточно очевидны: меню в кафе и ресторанах, инструкция по безопасности в самолётах, правила использования социальной карты Москвича или жителя Подмосковья и т.д. Смысл в том, что каждый незрячий, оказавшись в кафе или ресторане, сможет почувствовать себя человеком, подержавшись за меню, которое сделали специально для него. Кстати, тоже "трудоустроительный" потенциал у этой идеи оч-чень неплох (конечно, если печатать по-брайлю будут грамотные незрячие специалисты, а не "(уч)ебникородители"). Таким образом, каждый незрячий получит возможность ознакомиться с информацией в доступной форме (а заодно и продемонстрировать, что слепые тоже ходят по ресторанам и летают по самолётам, т.к. поначалу, подозреваю, вид читающего по-брайлю незрячего пилота будет вызывать определённый ажиотаж среди присутствующих).

«Нострадания Предсказамуса»

Итак, констатируем медицинский факт: рельефно-точечный шрифт Брайля постепенно отмирает. Он вытесняется современными адаптивными ИКТ-решениями: меню ресторана можно прочитать на iPad'е, если установить соответствующее приложение. Но самая, на мой взгляд, неприятная новость для апологетов РТШ Брайля заключается в том, что отмирание Брайля — это действительно процесс естественный, поскольку очевидно, что администрации ресторана гораздо проще сделать своё меню доступным в приложении на iPad'е или web-странице и там поддерживать его актуальность, чем заказывать распечатку по-брайлю. Время сейчас объективно работает против системы Брайля. Есть и ложка мёда в этой бочке: прогрессивное сообщество незрячих (по крайней мере, американо-западно-европейская его часть) пытается противостоять этой тенденции самыми разными способами — от добровольных подкастов с лейд-мотивом "Брайль — это круто и современно!" до брайлевского издания журнала Playboy с рельефной графикой. Смысл, в общем-то, один: не мытьём (логическими доводами о благотворном влиянии Брайля на грамотность незрячих, удобстве использования брайлевских конспектов при публичных выступлениях и проч.), так катаньем ("Всем привет! Я Стиви Вандер и я читаю по-брайлю. Пишите письма мелким почерком!") сделать систему Брайля модной.

Брайлевские надписи на дверях гостиничных номеров и кнопках лифтов стали (или постепенно становятся) естественным атрибутом западной культуры (впрочем, как и другие адаптивные решения вроде встроенного Voice Over на самом популярном в мире смартфоне). Доступность Брайлевской литературы всем желающим способна надолго выбить из колеи нормального российского брайлиста, поскольку состояние дел в России оставляет желать много лучшего (см. выше норвежский вариант или описание Натальей Хедлунтд Шведского опыта в одном из выпусков "Тифлочаса"). В России владение Брайлем — во многом заслуга спецшкол и системы реабилитационных центров. Приходится признать, что осмысленных усилий по продвижению системы Брайля в настоящее время никто не предпринимает. (Вместо слова "никто" здесь очень хочется написать слово из трёх букв — "ВОС". Такой уж у нас национальный характер: всё ждём, когда же всё-таки приедет барин и начнёт нас судить по понятиям). Впрочем, для ВОСа это действительно была бы очень логичная деятельность, но даже систематизация использования Брайлевских обозначений вызывает огромные затруднения (в феврале 2013 г. при ЦП ВОС состоялись заседания Совета по унификации российского Брайля, а о результатах её деятельности до сих пор ничего не известно, хотя в неё входили весьма деятельные и искренние приверженцы системы Брайля).

Ещё один процесс — развитие инклюзивного образования (под которым, к сожалению, в России нужно понимать вынужденную необходимость незрячих детей посещать массовую школу при полном отсутствии сколько-нибудь адекватных условий для нормального освоения учебного материала) — способен усугубить ситуацию: если даже в интернатах, где вся система образования была завязана на Брайль, мы умудрялись обходить его стороной, то в массовых школах даже учить Брайлю некому, не говоря уже об учебниках или рельефно-графических пособиях... (Одна надежда на развитие тактильных навыков у незрячих подростков — рельефно-графический Playboy для одной руки).

В общем, с некоторой грустью приходится признать, что если никаких вдумчивых усилий (в первую очередь со стороны ВОС) не последует, то использование системы Брайля постепенно снизится гораздо основательнее естественного уровня. Иными словами, Брайль даже при современном уровне развития информационных технологий мог бы занять достойное место (пусть и не ключевое, как раньше, но достойное) среди методов получения информации инвалидами по зрению, но на практике выше вероятность того, что он просто сойдёт на нет как сколько-нибудь массовый инструмент. Есть, конечно, надежда на нашу природную инертность: "...столько лет использовали Брайль и дальше будем", но, как пел известный бард: "Это утешенье сла-бо-е". В общем, перефразируя Муми-Тролля (Не того, который "утекает", а настоящего), глубокомысленно заметим ввысь: "Читай, малыш, пока читается..."



Распространение материалов сайта означает, что распространитель принял условия лицензионного соглашения.
Идея и реализация: © Владимир Довыденков и Анатолий Камынин,  2004-2017